В МИД оценили архив о Второй мировой войне

В МИД оценили архив о Второй мировой войне
Н. Селиверстова / РИА Новости

В опубликованном архиве о Второй мировой войне собраны документы, отражающие не только политику СССР, Германии и других западных стран в период предшествовавший началу войны, но и сюжеты по германо‑польским и германо‑английским отношениям, рассказала РИА Новости директор историко‑документального департамента МИД России Надежда Баринова.

В среду на сайте президентской библиотеки имени Ельцина Управления делами президента Российской Федерации был открыт информационный ресурс, представляющий первую часть комплекса оцифрованных архивных документов, кино- и фотоматериалов о предыстории, ходе и итогах Второй мировой войны. Архивные документы предоставлены Росархивом, а также архивными службами МИД России, Минобороны, ФСБ, СВР.
 
Первая часть комплекса посвящена предыстории Второй мировой войны и охватывает период с января 1933 года по 31 августа 1939 года. В неё включено более 1700 архивных документов, фотографий, фрагментов кинохроники; почти половина из них публикуется впервые.
 
«Это архивные документы из целого ряда источников. Именно такой принцип позволяет дать комплексную картину того, как развивалось международное положение и внешняя политика нашей страны в период с 1933 по 1939 год», – отметила Баринова.
 
По её словам, основные цели, которые ставили перед собой организаторы проекта, «показать непредвзято, объективно, не используя какие‑то идеологические схемы, мировую историю, которая привела к трагическим обстоятельствам начала Второй мировой войны».
 
«Речь идёт о многих сюжетах, которые формировали суть международного положения этого периода. Главным образом, можно говорить о поэтапном отказе Германии от условий Версальского договора, милитаризации Третьего рейха и переходе к политике неприкрытой агрессии. В этой связи документы отражают и позицию западных держав по умиротворению Германии, и попытки СССР создать систему коллективной безопасности, и те события, которые отмечали историю развития Европы с 1933 по 1939 год: это и аншлюс Австрии, Мюнхенское соглашение, трагическая судьба Чехословакии», – отметила Баринова.
 
«Есть и много тех моментов, которые раньше не становились объектом пристального внимания историков – германо‑польские отношения, германо‑английские отношения, в частности, морское соглашение, которое постепенно формировало у Гитлера ощущение вседозволенности, возможности полного отказа от Версальских договорённостей и откровенно направляло острие его агрессивных устремлений на восток», – подчеркнула она.
 
Баринова отметила, что МИД России уже давно начал публикацию архивных документов, но ценность нового архива состоит в том, что «эти документы дополнены и документами военной и политической разведки СССР, документами министерства обороны, а самое главное – и теми материалами, которое отражает позицию высшего руководства нашей страны».
«Все это позволяет создать комплексную картину, большую, яркую и полноценную мозаику, складывающуюся из различных источников, которая отражает картину развития предвоенной Европы», – добавила она.
 
«Мы дополнительно рассекретили новые документы, но основные документы были уже рассекречены раньше. Мы представили для этого ресурса более 400 документов. Наиболее важные документы, которые показывают основные вехи внешней политики нашей страны, конечно, были известны раньше. Сейчас мы идём к детализации, уточнению тонкостей, аспектов, оттенков каких‑то событий, где‑то расширяем базу, если была, допустим, запись беседы, то здесь она подкрепляется ещё шифр‑телеграммой», – рассказала Баринова.
 
По ее словам, вторая часть документов, которую планируется опубликовать позже, будет охватывать период с 1939 года по 1941.
 
«Все участники работают очень активно, с полной отдачей и с полным пониманием ответственности, потому что мы должны показать непредвзятую, объективную картину, документы, которые разносторонне отражают подходы советского руководства и других стран. В достаточной мере представлены агентурные данные, собранные политической и военной разведками СССР», – заключила Баринова.
 
Из опубликованных документов видно, что сразу после прихода Гитлера к власти в Германии началась подготовка страны к пересмотру итогов Первой мировой войны и решений Версальского мира, а, по сути – к новым войнам на европейском континенте, в том числе с СССР. Причем подготовка велась сразу по всем направлениям – и по дипломатической линии, и по линии милитаризации Германии. Велась и идеологическая накачка в нужном направлении.
 
Например, среди опубликованных документов – программная речь Гитлера на совещании с руководителями рейхсвера 3 февраля 1933 года. Уже тогда, на заре своего правления, Гитлер откровенно озвучивает ключевые тезисы своей внутри- и внешнеполитической программы: отказ от демократии и установление диктатуры, «искоренение марксизма», «расширение германской территории», «экспансия германского народа, целью которой будет, вероятно, восток» («Однако, германизация населения завоеванной земли невозможна. Можно германизировать только территорию. Нужно… безоговорочно выслать несколько миллионов человек»).
 
Агентурный материал советской военной разведки «Тайные предложения Гитлера английскому правительству» (не позднее 4 июля 1933 года) сообщает о закулисных консультациях руководства Германии и Великобритании. Фюрер предлагал «помочь английскому правительству в его борьбе с большевистской опасностью», взамен требовал «освобождения от уз Версальского договора». Гитлер заявлял, что в случае войны против СССР в союзе с Британией, Германия сможет выставить корпус численностью в два миллиона человек. Предложения о дружбе и союзе благосклонно рассматривались МИД Великобритании, велись переговоры также об англо‑германском хозяйственном соглашении, с перспективой «раздела русского рынка» после «изменения политического положения в России».
 
Письмо МИД Франции от 4 апреля 1935 года о публикации парижским еженедельником «Экуте‑муа» секретного германо‑польского договора от 25 февраля 1934 года с приложением текста договора позволяет оценить один из самых спорных моментов предвоенной истории – активные контакты руководства Польши и нацистской Германии. Представляемый документ известен также как «секретный протокол к пакту Гитлера‑Пилсудского». Им, в частности, предусматривалось, что «польское правительство обязуется обеспечить свободный проход германским войскам в случае, если эти войска будут призваны ответить на провокацию, исходящую с Востока или северо‑востока» (то есть в случае вооружённого конфликта с Советским Союзом).
 
Служебная записка заместителя начальника РУ РККА Александра Орлова наркому обороны СССР Климу Ворошилову с приложением сборника материалов (24 января 1939 года) включает агентурные данные по некоторым важным событиям в международной сфере накануне Второй мировой войны. Это, в частности, подготовка визита министра иностранных дел Юзефа Бека в Германию, в ходе которого Беку было сказано, что «Польша имеет только одну великую державу, к которой она может примкнуть, – Германию». Показательны сведения об откровениях нового польского посла в Иране: «через несколько лет Германия начнёт войну против СССР; Польша добровольно или по принуждению поддержит её. В случае указанного конфликта, Польше выгоднее стать на германскую сторону». Посол собирался «всю свою деятельность… направить к убеждению персов и афганцев в необходимости активизации их роли в будущей войне против СССР». Приводятся также оценки перспектив разгрома СССР германскими военными представителями в Варшаве.
 
Источник: РИА НОВОСТИ